Dni.ru

Как отнимают бизнес рейдеры нового поколения

АЛЕКСАНДР ХАМИНСКИЙ
Член Общественного совета при ГУ МВД России по городу Москве, юрист.

Это сегодня главным рейдером наивному люду видится Денис Вороненков, но он лишь один из… В анекдотах про таких говорили: "Це ж детский!" Отжим чужого имущества всегда работал как аналогичная функция в стиральной машине: быстро, четко, нахраписто.

Бравые ребята начала 90-х просто-напросто брали на гоп-стоп, пятилетку спустя трехкопеечный долг раздували до трех миллионов и вынуждали терпилу с радостью закрываться перед кредитором своей недвижкой. Кризис 1998 года изменил и тактику, и стратегию.

Любые наличные деньги стоили так дорого, а фабрики-заводы – так дешево, что рейдерство стало практически легальным. Потом все утряслось, жизнь закипела вновь, и страна оказалась готова к новому переделу. В ход пошла элементарная подделка документов, "левые" протоколы собраний акционеров, сфабрикованные уголовные дела и прочая, и прочая. Зиц-председатели, как обычно, хотели кушать и были готовы подписывать, покупать, продавать и дарить все, что требовалось бенефициарам. И никакой крови, стрельбы и выбитых зубов. Дело оставалось за малым: найти "крышу" и надежный инструментарий в системе правоприменения. Вот тут и случился затык.

Лейтенанты да майоры из 90-х превратились в генерал-лейтенантов и генерал-майоров нашего времени, им чаевые от миллиона-двух-трех-пяти уже стали не интересны, и тогда на сцену вышли политики. А что: открытые двери практически во все госорганы и помноженные на флер всесилия обещания создавали им репутацию крепких решальщиков. Даже сформировались таксы. Посидеть за столом на переговорах – одна сумма, прокрякать что-то про гаранта – другая, взять в руки деньги – третья. Кто победнее – работал на дядю, кто побогаче – на себя.

Недавняя история с Алексеем Митрофановым, закончившаяся бегством за границу, или с несколькими сотнями других депутатов и сенаторов только подтверждают сложившийся тренд. Но на всех мандатов не хватает, поэтому современные бендеры изо дня в день придумывают новые, по их мнению, безопасные способы честного отъема имущества у добропорядочных граждан.

Судебное решение – вот вроде бы индульгенция от всех грехов. К чему рисковать и подставляться, когда можно очень грамотно составить нужные бумаги, а затем "честно" победить всех в суде, тем более, что в большинстве случаев противная сторона даже возражать не станет. Не верите? Тогда посмотрите на лопнувшие банки, вернее, на попытки конкурсных управляющих найти и реализовать их имущество. Вроде на момент начала процедуры и активы были, и "дыра" не так велика, только по факту – пара сухариков, недобитый окурок и мышь в холодильнике.

Предвижу следующий вопрос: почему так и куда все делось? Отвечаю. Оформляются задним числом договоры на отчуждение недвижимого имущества, объекты незавершенного строительства, ценные бумаги, имеющие реальную стоимость, и иные вещи, права на которые подлежат регистрации или переоформлению в различных реестрах. Но договорная схема организована таким образом, что банк-страдалец уже распорядился имуществом, аккурат перед отзывом лицензии, а право требования должно возникнуть еще через энное время!

Некоторые хитрецы применяют еще одну уловку. Каждый, кто следит за перипетиями банковской жизни в России, знает о так называемых VIP-счетах, которые вроде бы существуют, но находятся за рамками официального баланса банка. Суть финансовой операции такова: приходит особый клиент, обычно это друг руководителя, или известный артист, или звезда эстрады, и ему предлагаются специальные условия. К примеру, 15% годовых в валюте или 25% – в рублях. Жадность, нужно заметить, губит всех. И наши ВИПы – не исключение. Они подписывают, не глядя, некие бумажки, отдают кровно заработанное из рук в руки и отправляются восвояси спать спокойно. Стоит ли говорить, что деньги присваиваются сразу же, что называется, не отходя от кассы?

Что интересно, такой же фокус можно провести с реальным имуществом и теми же акциями. Вот они вроде бы учтены честь по чести, отражены во всех отчетах. Но ловкое движение компьютерной мышкой – и заводы-пароходы превращаются в… превращаются… Да во что угодно! Предположим, в векселя, стоимость которых – 100 рублей за килограмм в базарный день. А заводы-пароходы тем временем готовы отправиться в свободное плавание. И на это добро сразу находятся покупатели, тем более, что цена становится смешной до неприличия. И пока суд да дело "приобретатель" идет доказывать… Нет, не свое право на имущество. Все куда оригинальнее.

Цель арбитражного разбирательства заключается в обязании регистрирующего органа или реестродержателя совершить юридически значимые действия, связанные с переходом того самого вожделенного права на объекты захвата. И куда бы и как бы потом пострадавший не жаловался, правоохранительные органы отвечают однозначно: есть решение гражданского (или арбитражного) суда, значит, вопрос находится в гражданско-правовой, а вовсе не уголовной плоскости. Все, круг замкнулся!

А затем – по старой доброй схеме: 2-3 перепродажи, банкротство первого приобретателя, банк с пустыми руками, вкладчики у разбитого корыта… Но кто-то и в шоколаде!