Со-убийцы

Дети остаются одной из самых незащищенных социальных групп населения в нашей стране, несмотря на регулярные попытки усовершенствовать ювенальное законодательство. Какова причина того, что практически каждый день в СМИ появляются новые истории и примеры жестокого обращения с детьми? И какие правильные с юридической точки зрения действия может предпринять общество в целом и конкретный неравнодушный человек для предотвращения подобных зверств?

Разбирать подобную проблему без конкретных примеров, к сожалению, не получится.

История не первая и не последняя

Светлана Артемьева из города Миасса Челябинской области осуждена на 12 лет лишения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью собственной малолетней дочери. В ходе расследования дела выяснилось, что девочка уже попадала ранее в больницу. Кроме того, у женщины имеется еще двое детей, от которых она отказалась, а в 2004 году Светлана была уже осуждена на 2 года колонии-поселения за убийство ребенка.

Только вдумайтесь! За первое своё преступление – убийство ребенка! – женщина получила всего 2 года, причём в тепличных, по сравнению с реальным лишением свободы, условиях! Как юрист я понимаю, что столь мягкий приговор вызван тем, что суд учёл особенности психического состояния молодой матери. Как руководитель психиатрической клиники, готов подтвердить, что состояние послеродовой депрессии часто встречается у молодых матерей, и это настоящая пандемия. Но чисто по-человечески силюсь понять: что может предложить государство для решения проблемы?

Согласно ст. 23 ФЗ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» может быть проведено психиатрическое освидетельствование для решения вопроса о необходимости помощи и о её виде. Возможно также проведение принудительного обследования. Эти меры являются абсолютно обоснованными и необходимыми, если человек причиняет или готов причинить вред себе или окружающим. Инициатором принудительного освидетельствования могут быть родственники, представители органов опеки и иные неравнодушные граждане: врачи, воспитатели детских садов, соседи.

Однако на практике статья не работает. Кто-то не хочет вмешиваться в чужие «семейные дела», кто-то считает, что ничего страшного не происходит, кому-то всё равно.

На дне и не только

Есть и другой аспект проблемы. Многодетными матерями часто становятся женщины, не имеющие финансовых возможностей для воспитания детей, злоупотребляющие алкогольными напитками и т.д. Государство поощряет развитие семьи, некоторые депутаты даже планируют ввести законодательный запрет абортов. Однако при разработке положений такой политики стоит учесть и подобные экстремальные случаи инфантицидов, которых становится всё больше.

Право на материнство никто не ограничивает, проведение периодических осмотров женщин на предприятиях и в учебных заведениях осуществляется не везде, кроме того, обследование часто является чисто формальным. Что сделать, чтобы защитить детей в маргинальных слоях социальной структуры общества? Этому вопросу также стоит уделить внимание, а не только поощрению рождаемости вообще, как демографическому фактору.

Существующая ювенальная система требует совершенствования. Органы опеки и попечительства, в задачи которых входит защита законных интересов и прав несовершеннолетних, а также выявление граждан, нуждающихся в опеке и попечительстве, часто занимают выжидательную позицию. В вышеприведённом случае с Артемьевой органы опеки и попечительства не провели никакой работы даже после первого случая попадания ребенка в больницу. Ни на каком учете по месту жительства женщина не состояла, органы опеки и попечительства при ее переезде из Челябинска в Миасс даже не удостоверились в передаче сведений об Артемьевой своим коллегам!

Равнодушие убивает не хуже пули

Где-то там далеко в голубом экране телевизора существует также уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ, действующий на основании Указа Президента России. В регионах уполномоченные по правам ребенка действуют на основании местных законов. Служба их, вероятно, и опасна и трудна, т.к. ни на первый, ни на второй взгляд абсолютно не видна. А ведь это именно они должны обеспечивать контроль за соблюдением прав несовершеннолетних, они вправе обращаться в суд, они могут выступать с законодательной инициативой. Однако же, их роль в системе регулирования взаимоотношений по поводу защиты прав несовершеннолетних никак не отражается на печальной статистике.

Случаются и ошибки при решении судьбы детей. В Курганской области осуждена воспитатель детского сада Евгения Чудновец за распространение детской порнографии. Чудновец разместила на своей странице в социальной сети видео, на котором вожатые пионерского лагеря издеваются над ребенком, заставляя его раздеться. В результате было возбуждено уголовное дело и виновные привлечены к ответственности, но сама Чудновец была осуждена всего лишь на полгода лишения свободы. Приговор не вступил в законную силу, представителем Чудновец подана апелляционная жалоба, дело вызвало широкий общественный резонанс, даже представители прокуратуры Курганской области намерены провести проверку уголовного дела. Трёхлетний сын женщины передан по постановлению суда органам опеки и попечительства. Хотя у ребенка есть отец (осужденная с ним развелась и совместно не проживает), бабушка, тетя, в постановлении судьи указано, что родственников у ребенка нет. Если у судьи не было полной информации, то ее можно было получить, направив запросы в соответствующие органы, но этого, по-видимому, сделано не было.

Законодательство несовершенно, оно меняется гораздо медленнее, чем регулируемые им правоотношения, социальные и правовые условия. Одна из задач правоприменительных органов, органов исполнительной и судебной власти – учесть эти расхождения и правильно и разумно применить закон.

Как показывает практика, есть способы добиться действий от должностных лиц, достаточно не оставаться равнодушными. В приведенном выше примере, соседи Артемьевой знали о случаях жесткого обращения с детьми, но не предприняли никаких действий.

Можно сколько угодно говорить, что виноваты какие-то гипотетические «они». Но это не «они», а мы – юристы, педагоги, врачи, законодатели, экономисты, пенсионеры… Зашоренные своим безразличием, нежеланием или молчанием. Молчанием ягнят.

И каждый из нас просто обязан задуматься: а не являемся ли мы также со-убийцами?