Мир никогда не будет прежним

8 января 2017 года на людной иерусалимской улице в гражданине Израиля Фади аль-Канбаре проснулся «воин джихада», и он направил грузовик на группу солдат. Четверо погибших, почти два десятка раненых. Мир снова изменился. Отрицать влияние террористической идеологии на психику людей сегодня столь же глупо, как, скажем, утверждать, что небо – оранжевое. Общество необходимо лечить. Но идеологию не победишь из пушек так же, как и словами не остановишь пулю или грузовик, едущий в толпу. Именно поэтому мы все должны объединиться. Теперь все будет зависеть от того, удастся ли нам это.

Я пишу этот текст на 20-м этаже отеля Бурдж-эль-Араб в Дубаи. Есть у меня такая слабость – устраивать себе посреди русской зимы неделю лета. На этот раз решил погостить в арабском государстве. И тут – теракт в Израиле. Моя лента в Фейсбуке запестрела обсуждениями трагедии. Мои друзья-евреи выказывали приличествующую случаю скорбь и гнев, но кое-кто при этом умудрялся ввязываться в перепалки на тему, кто правильнее скорбит, отвешивать виртуальные пинки такому нехорошему Биби, тюкать предателей-американцев и т.д. Вот и мне перепало за то, что отдыхаю у арабов и не рву на себе одежду. К гражданам, отдыхающим в Турции, которая сбивает российские военные самолеты, стреляет в российского посла и потом устраивает почетные похороны его убийце, подобных претензий не поступало.

За себя и свои поступки я отвечу перед Вс-вышним. Я не объявил траур, не отменил запланированные экскурсии и даже не пропустил тренировку в фитнес-центре. Уж такой я человек – не включаюсь эмоционально, когда получаю известия о гибели людей, которых не знал лично. Но да, у меня реально перехватило дыхание, когда я увидел фотографии погибших, и мое сердце разрывалось от сострадания и ненависти. Я зримо себе представил, как это все происходило. Когда бываю в Израиле, ежедневно встречаю парней и девушек в военной форме - в городе, на пляже, в магазинах. Служить в израильской армии – это как ходить на работу, делать вполне обыденное, но вместе с тем обязательное и очень важное дело. Причем большинство израильтян служат, но не стреляют. Для того чтобы попасть в подразделения, участвующие в боестолкновениях, пишется отдельный рапорт, кандидат проходит специальные тестирования, в том числе на психическую устойчивость. И вот спустя день я читал рассуждения людей, которые не владеют ни контекстом, ни подтекстом, но точно знают, кто и как должен был убегать или не должен был убегать. Там были 18-20 летние дети, не подготовленные к таким нападениям, к крови, к смерти. Да, солдаты, но, очевидно, что им не доводилось стрелять в живого человека, даже если он террорист. Это диванным экспертам на заметку.

А всем порицающим мою «неправильность» хочу сказать следующее. Почему-то для вас (имею в виду определенную публику из Фейсбука) не все смерти равны, не все жизни имеют одинаковую ценность. Я специально посмотрел: никто из оплакивающих четверых израильских солдат в моей ленте не выразил столь же искреннего сочувствия жертвам недавней авиакатастрофы в Сочи. Когда грузовик таранит толпу на набережной в Ницце – это погибли люди, когда падает Ту-154 – кара небесная настигла приспешников доктора Зло. Взрывается российский самолет в Египте – это закономерность, Россия огребает по заслугам. Расстреливают «Шарли Эбдо» или взрывают вокзал в Брюсселе – это повод раскрасить аватарки в соответствующие триколоры и дружно скорбеть. Вам может не нравиться режим, но из вашего циничного «сами виноваты», «расплачиваетесь за российскую агрессию в Сирии» я делаю вывод: вы даже не Россию не любите – вы не любите людей. А хуже того – вы не думаете на два шага вперед и не различаете даже трех оттенков серого.

Был момент, когда я слегка испугался, что я один такой умный, раз понимаю, что все эти трагедии – суть эпизоды одной войны. Войны, на которой и Израиль, и Россия, и Европа, и даже мусульманские страны, которые занимают жесткую позицию относительно исламского терроризма, воюют на одной стороне. Причем Россия, несмотря на собственные интересы в странах Ближнего Востока и связанную с этим необходимость лавировать и подстраиваться, ведет себя более последовательно и адекватно ситуации, чем наши западные партнеры. К счастью, я не одинок в этом мнении.

До последнего времени бородатые парни из запрещённых в России и большинстве развитых стран организаций ставили перед собой совершенно понятные цели – распространять свое влияние на арабские территории и демонстрировать серьезность своих намерений путем отрубания голов европейских граждан на камеру. Европа исправно ужасалась, но упорно продолжала принимать без разбора беженцев и клеймить Асада, при том, что мало кто из простых граждан вообще может показать Сирию на карте и внятно объяснить, что там происходит. Тем самым Европа продемонстрировала врагу свою слабость. И слабость эта называется «демократия», «либерализм» и «европейские ценности». Результатом этой политики – беззубой, заигрывающей с отъявленными преступниками – стала ситуация, когда Европа не в состоянии контролировать большую часть своего населения – агрессивной, ненавидящей эти самые ценности, готовую убивать и крушить все вокруг, не щадя собственных жизней. Логическая ловушка захлопнулась – современной Европе нечего противопоставить этой угрозе, не поступившись принципами. И я вижу два выхода из сложившейся ситуации.

Первый – приход к власти в европейских странах ультраправых правительств, состоящих из условных «Брейвиков» или, если угодно «Гитлеров» – то есть людей, готовых действовать грубой силой. При этом еще раньше с ростом радикальных антиисламских настроений в европейском обществе у лидеров Исламского государства будут появляться новые приверженцы из числа пока ещё лояльных европейцев, верующих в Аллаха. И тут уж кто кого. В связи с инертностью государственных систем это может случиться слишком поздно, и мне совершенно не хочется стать свидетелем того, как любимая мною Европа погружается во мрак фашизма.

Второй выход – рациональный:

Прямо сейчас Европа должна принять международный правовой акт, который бы не просто осуждал терроризм, но и определял порядок пресечения, расследования и наказания за террористическую деятельность, порядок выдачи террористов, права правоохранительных органов и вооруженных сил в целях нейтрализации террористов, обязанность банков реагировать на сомнительные операции и т.д.

Такая конвенция должна быть открыта для подписания всеми странами. И страны-подписанты должны принять обязательства привести свое внутреннее законодательство в соответствие с конвенцией. Не исключаю, что встанет вопрос о введении смертной казни для террористов. И в рамках этого обновленного законодательства израильского солдата Эльора Азарию, который застрелил уже нейтрализованного террориста, будут не судить и сажать на двадцать лет, а награждать – как того желает израильское общество вопреки ныне действующему закону. Унификация уголовного и уголовно-процессуального законодательства в части борьбы с терроризмом не просто назрела – это надо было сделать вчера.

Да, это будет другая Европа – с границами и расширенными полномочиями полиции. Но надо понять, что сегодняшняя Европа не может себя защитить. Что это невозможная ситуация, когда террористы, отличившиеся в Париже, на поезде спокойно уезжают в Бельгию, взрывают вокзал в Брюсселе, их ловят, но для того, чтобы экстрадировать преступников во Францию для отправления правосудия, необходимо соблюсти кучу формальностей и ждать три месяца. И при всем при этом эксперты ЕС заявляют, что национальная безопасность – это прерогатива отдельных стран и вопрос о введении общих мер по противодействию террористической угрозы не стоит. Ну-ну, значит, – ждем новых «Брейвиков»: сначала на улицах, потом – во власти.

Да, друзья мои и недруги, добро придется снова делать из зла – и именно потому, что больше его делать не из чего. На войне – как на войне. Когда Гитлер напал в Советский Союз, проживавший во Франции генерал Деникин, которого трудно заподозрить в симпатиях к большевикам, на свои деньги отправил в СССР вагон с медикаментами, чем немало озадачил Сталина, так что имя благотворителя было решено не разглашать.

Повторюсь: в деле борьбы с терроризмом, который в последнее время чаще всего носит мусульманские одежды, Европа, Россия, Израиль и исламские государства (не путать с запрещённым в России ИГИЛом) должны сидеть в одном окопе и как минимум не пинать друг друга и не подзуживать тех, кого не надо. И здесь не до кивков на национальность, цвет кожи, политические предпочтения.

Но всякий раз, когда люди примерно одного круга, образования, воспитания начинают плеваться жеваной бумажкой через трубочку в тех, кто, по их мнению, не за тех болеет, - это маленькая победа нашего общего врага.